Военное дело

Проблемы возникающие при подсчёте потерь в Великой Отечественной войне

Первая проблема. К какой стороне отнести те несколько сот тысяч военнослужащих Красной Армии, которые сдались немцам в плен и затем пошли к ним на военную службу? И не только в качестве кухонных рабочих, конюхов и иного обслуживающего персонала, численность которого во многих немецких дивизиях достигала 15 процентов от общей численности (т. е. высвобождались для участия в боях немецкие солдаты). Я имею в виду различного рода противопартизанские формирования, которые воевали на стороне немцев против партизан, охотились на советских диверсантов-парашютистов, охраняли важные немецкие объекты, забрасывались в советский тыл в качестве разведчиков, диверсантов. Да и на фронте были подразделения, части и даже соединения из бывших советских военнослужащих. С одной стороны, их справедливо можно отнести к потерям Красной Армии. Но с другой, – когда они воевали на немецкой стороне, их в боях тоже убивали, ранили. Разве их нельзя учитывать как потери немецкой стороны? А их-то в этом качестве обычно не учитывают.

Вторая проблема. К потерям Красной Армии повсеместно относят не только потери тех, кто непосредственно входил в штатный состав РККА, но и личный состав милиции, НКВД-НКГБ, МПВО, пограничников, партизан, подпольщиков, ополченцев, причем не только служащих, но и вольнонаемный состав, и не только русских, а лиц всех, абсолютно всех национальностей, включая и национальностей других государств (тех же испанцев, поляков, чехов, югославов, немцев, французов). Например, отнесены к потерям Красной Армии потери испанцев, бежавших в СССР после поражения в Гражданской войне в Испании. А также потери сформированных в СССР польских и чехословацких дивизий.

А вот к потерям вермахта обычно относят только военнослужащих и военных чиновников Сухопутных войск, люфтваффе, кригсмарине и войск СС. Лиц же вольнонаемного состава вермахта, зондеркоманд СС, весь персонал организации Тодта, фольксштурмистов, немецких железнодорожников, полиции, персонал Германского трудового фронта, имперской службы труда, вспомогательную службу зенитчиков, членов вооруженных формирований Algemaine SS относят не к военным потерям, а к потерям гражданского населения. А ведь большинство из членов перечисленных организаций дрались против нас с оружием в руках, особенно в конце войны.

Вот короткая выдержка из мемуаров офицера вермахта В. Хаупта «Группа армий «Север»:

«В декабре 1943 года при строительстве рубежа «Пантера» использовалось 15 000 военнослужащих строительных и саперных батальонов, 7000 человек подразделений Организации Тодта (ОТ) и 24 000 гражданских лиц. До настоящего момента они построили 36,9 км противотанковых рвов, 38,9 км траншей полного профиля, 251,1 км проволочных заграждений и 1346 огневых точек…»

Что мы видим? Оставим в стороне гражданских лиц, принимавших участие в строительстве оборонительных сооружений, поскольку и Красная Армия использовала гражданское население для тех же целей. Но вот организация Тодта (Organization Todt)… Вот что пишет о ней Брайан Ли Дэвис в книге «Униформа Третьего рейха»:

«С началом войны ОТ вела строительство в основном на передовой, возводя укрепления против вражеских войск…

…руководство ОТ ввело в ряды своей организации краткосрочную армейскую подготовку, в ходе которой все сотрудники ОТ обучались владению оружием… «Итак, мы видим, что фактически до трети инженерных войск входили не в состав вермахта, а были самостоятельной военизированной вооруженной организацией. Они выполняли те же задачи, что и саперные подразделения дивизий вермахта, причем на передовых позициях, и надо полагать, что в случае советской атаки солдаты Тодта откладывали лопаты в сторону и брались за винтовки.

А вот их численность и их потери не относят к численности и потерям вермахта. Так подтасовываются цифры.

По немецким учетным данным, оказывается, к потерям вермахта не относили так называемых фольксдойче, хотя их брали на службу в вермахт и тоже отправляли на фронт. Также из учета выпадают лица иных национальностей, служивших в полках и дивизиях вермахта и ваффен-СС. А ведь служили люди разных национальностей, вплоть до индусов и арабов.

Как разобраться в этой мешанине? Как учесть эти потери, если немцы их не учитывали совсем, и данных на этот счет нет никаких? А то, что они были, говорит хотя бы советский учет военнопленных противника. Их было очень и очень немало. По советским послевоенным данным только среди военнопленных лиц не немецкой национальности было больше 1/3.

Третья проблема. Немецкие военные историки вообще оставляют за рамками учета своих потерь военнослужащих армий Финляндии, Румынии, Венгрии, Италии, Испании, Словакии, Франции, чьи полки, бригады и дивизии активно сражались на советско-германском фронте. Российские демократические историки тоже стыдливо закрывают глаза на эти потери немецкой стороны. В лучшем случае скороговоркой бормочут, что финнов, румын, венгров, итальянцев, испанцев и словаков воевало так мало, что их потери можно во внимание не принимать. А так ли это? По данным российского издания «Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Действующая армия», начали войну против СССР вместе с солдатами вермахта ни много ни мало, а 900 тыс. финских, венгерских, итальянских, испанских, словацких и румынских солдат. Очевидно, что и потери их были немалые, но в общую численность потерь противной стороны они почему-то обычно не попадают.

Вот документ. Это справка о количестве освобожденных военнопленных по состоянию на 1 февраля 1947 года, подписанная врио начальника Главного управления по военнопленным и интернированным генерал-майором Петровым (ГАРФ. Фонд Р-9401, Опись 2, дело 172, листы 133–139). Заметим, что в этой справке речь идет о количестве освобожденных из плена, а не о всех военнослужащих вермахта и немецких союзников, взятых в плен Красной Армией.

Итого к этому дню было освобождено, чел.:

– немцев – 785 975;

– румын – 94 605;

– венгров – 216 011;

– итальянцев – 21 076;

– австрийцев – 92 077;

– чехов и словаков – 62 120;

– югославов – 19 289;

– поляков – 55 387;

– испанцев – 72;

– голландцев – 4 230;

– евреев – 3 604;

– французов – 20 961;

– бельгийцев – 1 687;

– турок – 104;

– швейцарцев – 169;

– шведов – 31;

– норвежцев – 63;

– англичан – 31;

– американцев – 68;

– люксембуржцев – 1 538;

– датчан – 361;

– болгар – 248;

– греков – 25;

– бразильцев – 3;

– финнов – 1 963;

– бессарабцев – 38;

– албанцев – 5;

– аргентинцев, иранцев, португальцев, южноафриканцев – по 1.

Еще плюс неопределенных национальностей 38 301 человек. А также лиц национальностей СССР, но не граждан СССР, чел.: эстонцев – 499, латышей – 149, русских – 196, молдаван – 2 838, цыган – 54, литовцев – 77, белорусов – 58.

Военная статистика имеет соответствующие формулы, позволяющие, исходя из численности пленных, довольно верно определить число убитых и раненых. Поэтому хочу заметить, что немецкий учет потерь, на который так любят ссылаться демократические историки, охватывал только имперских немцев и австрийцев. Даже по этой справке получается, что из 1 419 449 освобожденных пленных, немцы и австрийцы составляли 878 052 человека, то есть чуть больше половины.

Возникает законное предположение, что цифры потерь, приводимые немецкими источниками, можно умножать сразу на два.

Четвертая проблема. Разбежавшиеся, дезертировавшие эстонский, литовский и латышский корпуса РККА (бывшие национальные армии этих республик) учтены как потери Красной Армии. И это верно. Но значительная часть этих военнослужащих впоследствии оказались в рядах легионов СС. Напомним, что на стороне Германии против Красной Армии воевали и весьма активно 15-я ваффен-гренадерская дивизия СС (латышская), 19-я ваффен-гренадерская дивизия СС (латышская), 20-я ваффен-гренадерская дивизия СС (эстонская). Они ведь тоже несли потери в боях против Красной Армии. Но никто почему-то не относит эти потери к потерям германской стороны. Плюс в эти формирования вступала и литовская, эстонская, латышская гражданская молодежь. Они тоже гибли в боях. Но эти молодые люди учтены как потери советского гражданского населения, но не как военные потери немецкой стороны. А ведь только эстонцев воевало на стороне вермахта более 90 тыс.

Можно вспомнить 14-ю дивизию СС «Галичина», где на стороне немцев воевали украинцы. И они тоже учтены как потери советской стороны (частично как военнослужащие, частично как гражданское население СССР).

Вот и получается – погибают эти люди за Германию, а потери среди них относят к потерям СССР!

Явно налицо политика двойных стандартов. К потерям Германии относят только имперских немцев, которые погибли, были ранены и попали в плен, будучи в штатном составе вермахта. А вот к потерям СССР относят всех, кто так или иначе мог быть причислен к советским гражданам.

Можно еще раз повторить, что подсчитать достаточно достоверно потери РККА и вермахта в боях невозможно. Невозможно уже хотя бы потому, что нет единой методики (да и не может быть) подсчета потерь. Вполне несложно и весьма убедительно можно подсчитать так, что на одного убитого красноармейца придется пять убитых солдат противной стороны. В начале войны Красная Армия действительно несла потери, намного превышавшие потери вермахта. Но постепенно ситуация изменилась не в пользу немцев.

Вот опять пример из книги «Великая отечественная война 1941–1945 гг. Действующая армия» (я не говорю, что это единственное издание, которому можно верить, но оснований полагать, что оно лживо, не более чем в отношении изданий, доказывающих прямо противоположное).

Итак, по данным этой книги, по состоянию на 22 июня 1941 года численность действующей армии РККА составило 2 млн. 743 тыс. человек, вермахта (с союзниками) – 5 млн. 500 тыс. человек. Соотношение 1 к 2 в пользу немцев.

А вот уже к началу зимы 1941 года численность действующей армии РККА составило 4 млн. 196 тыс. человек., а вермахта – 4 млн. 657 тыс. человек. Соотношение 1 к 1,1 в пользу немцев. Если принять за основу, что мобилизационные возможности той и другой стороны одинаковы, то получается, что вермахт понес потерь куда больше, нежели Красная Армия. А если мобилизационные возможности немецкой стороны ниже, чем советской, то в чем тогда состоит военное искусство немецких высших военных руководителей, коли они не сумели удержать свое превосходство в численности?

Так что тезис о том, что Красная Армия выигрывала только за счет огромных потерь, весьма неубедителен, хотя и очень популярен. Этот удобный тезис не только для проигравшей Германии, но, и как это не покажется парадоксальным – и для советского руководства. За счет утверждений, что советский народ понес огромные потери в ходе войны, можно было списывать и все послевоенные просчеты в экономике, планировании, социальной политике, возбуждать негодование людей против Запада, оправдывать гонку вооружений («Вы же не хотите, чтобы ужасы той войны повторились»), низкую зарплату, нехватку жилья, и многое другое.

Удобный тезис для всех, но лживый.

Вернемся к причинам, которые приводятся немецкими, да и не только немецкими, а и многими западными историками, в поражении Германии. Многими, кроме тех, кто действительно пытается разобраться в истинных причинах.

Прежде чем попытаться разобраться в истинности и степени влияния некоторых факторов, определяемых немецкой стороной как основных причинах, скажем так, немецкого неуспеха, установим опорные точки.

Первая точка. Прежде всего, факт, который не может отрицать никто, кроме того же пресловутого В. Суворова. А факт этот состоит в том, что война закончилась в Берлине, а не в Москве. И не Кейтель приказал Жукову подойти к своему столу и подписать акт о безоговорочной капитуляции, а вовсе даже наоборот. И не длинные колонны пленных красноармейцев в мае 1945 года потянулись на долгие годы плена от Москвы в Баварию, Саксонию и Померанию, а потомки тевтонских рыцарей отправились в Татарию, Башкирию и на Урал отрабатывать позор поражения. И не немецкая речь звучала на улицах русских городов, а русский говор резал немцам уши в Берлине, Магдебурге, Вюнсдорфе.

Это несомненный факт, говорящий о том, что Германия потерпела сокрушительное поражение, а не СССР.

Вторая точка. Это относительно того, что Сталин и его маршалы не вправе претендовать на роль творцов Победы. Разумеется, каждый гражданин нашей страны в те тяжелые годы внес свой достойный вклад в общий успех страны.

Однако едва ли даже корабль доберется до порта назначения, если каждый матрос будет отлично и добросовестно исполнять свои обязанности, но на мостике не будет никого, кто будет принимать решения, согласовывать действия всех и каждого, надзирать над нерадивыми матросами и поощрять старательных. Результат будет столь же печальным, если на мостике находится бездарность, неспособная организовать работу всей команды.

Еще древние римляне говорили, что армия ослов во главе со львом всегда победит армию львов во главе с ослом.

Человеческое сообщество – это не рой пчел в улье, хотя и там имеется матка, без которой рой обречен на гибель. Даже у животных, ведущих коллективный образ жизни, для чего-то имеется вожак, которому подчиняются все члены стаи. Отсюда простой вывод – без талантливого лица, стоящего во главе страны, армии, победа невозможна.

Причем у наших демократических историков все победы вермахта есть результат выдающегося руководства немецких генералов, а вот успехи Красной Армии есть исключительно результат самоотверженной борьбы рядовых красноармейцев при явно отрицательной роли высшего военного руководства. Какие-то двойные стандарты.

И все же Германия войну проиграла. Собственно, этим все сказано – чьи генералы и маршалы гении, а чьи бездарности. Хотя я не стал бы давать столь экстремальные оценки тем и другим. Правильнее называть одних талантливыми военачальниками, а других не очень талантливыми или вовсе не талантливыми.

Всегда и везде о степени таланта в любой области человеческой деятельности судили по конечному результату, а не по тому, как тяжело этот результат достигался.

Например, Лев Толстой переписывал свой роман «Война и мир» 18 раз, а, скажем, Дарья Донцова строчит свои детективы по пять штук за год. Так что, назовем Толстого бездарностью, а Донцову гением литературы?

Или как вы назовете тренера хоккейной команды, чья команда в финальном матче первый период проиграла, второй с огромным трудом свела вничью, и забила победный гол на последних секундах матча? Будете ли вы его хвалить и восторгаться или начнете поливать грязью и ругать? Сосредоточите все внимание на том, как соперник раскатывал его команду весь первый период? Скрупулезно подсчитаете, что соперник бросал по воротам шайбу за этот злочастный период 300 раз, а получал в ответ только 30, и на этом основании сделаете вывод о бездарности тренера? А победу припишете не ему, а рядовым игрокам? Как будто не тренер решал, какую пятерку выпускать на лед и когда, на чем сосредоточить усилия, кого из игроков соперника блокировать, и в какой угол ворот лучше бросать шайбу.

Это всего лишь игра, но война в чем-то схожа с игрой. Кто-то может обвинить меня в циничности и сказать, что уж слишком дорогой ценой нам досталась эта Победа, ценой огромного количества пролитой крови. Что делать, такова оказалась цена. Но еще Черчилль сказал: «Сколь ни велика цена победы, она несравнима с ценой поражения». Или лучше было бы сдаться сразу, вовсе не начиная войну, как это сделали чехи? Но Россия – это не Чехословакия и судьба ее оказалась бы куда горше судеб чехов и словаков. Почитайте хотя бы немецкий план «Ост», который так старательно прячет российская демократическая пресса от широких кругов читателей.

Возможно было выиграть войну, не понеся таких тяжелых людских и материальных потерь? Не знаю. Может быть, и возможно. Но, как говорится в русской пословице, «Знал бы, где упадешь, соломки подстелил». Слишком много объективных различных условий и обстоятельств сложились в ту пору неблагоприятно для СССР.

Да, на эти обстоятельства наложились и субъективные ошибки Сталина и всего советского руководства, в том числе и военного. Может быть, если бы не революция и не приход большевиков к власти, то небольшевистское правительство обеспечило бы России легкую победу над Германией? Что царские генералы были талантливее и грамотнее сталинских? Разбирая, как шла Первая мировая война на российско-германском фронте еще до того, как ее стали разлагать большевики, в верность тезиса о талантах царских генералов верится с трудом.

Но об этом потом во второй части книги. Сейчас попытаемся разобраться не в бездарности сталинских маршалов, водрузивших Знамя Победы над рейхстагом, а в «гениальности» гитлеровских, столь блестяще проигравших мировую войну.

Практически все немецкие генералы в своих книгах сводят причины поражения в войне к четырем основным факторам:

1. Некомпетентность Гитлера в вопросах военной стратегии и оперативного искусства.

2. Российское бездорожье и осенняя распутица.

3. Чрезвычайные морозы зимой в России.

4. Неисчислимые людские резервы Советского Союза.

Попробуем разобрать по отдельности все эти четыре основные причины.

Юрий Веремеев

Источник

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s