Военное дело

Общее состояние офицерского корпуса перед Первой мировой войной

Общее состояние офицерского корпуса ко времени окончания Русско-японской войны было далеко не удовлетворительным. «Личный состав начальников в значительном большинстве, – говорилось во всеподданнейшем докладе по Военному министерству за 1906 год, – оказался слабым, как по подготовке и способностям, так и по недостатку энергии и инициативы. Причину этому надо искать в неправильной постановке строевой службы, не дающей возможности выдвигаться лицам наиболее способным, благодаря чему у них убивается энергия и любовь к военному делу, а на высшие должности выдвигаются лица без соответствующего разбора; офицеры же запаса оказались совершенно слабыми, особенно прапорщики запаса /…/. Для улучшения командного персонала армии, – говорилось далее, – раньше всего желательно изменить прохождение службы в строевых частях в том смысле, чтобы люди талантливые, энергичные поощрялись и выдвигались, так как только при этом условии они могут достигнуть высших должностей до утраты ими здоровья и энергии, и только этой мерой можно поддержать среди офицеров интерес к военной службе и стремление к совершенствованию».
Особенно неудовлетворительным был высший генералитет. Командующие войсками округов подчинялись непосредственно императору и потому относились к военному министру далеко не почтительно. Они чувствовали себя полновластными хозяевами и не только весьма критически относились к распоряжениям военного министерства, но порой в своем округе позволяли себе изменять «высочайше» утвержденные уставы. Особенно это практиковалось в тех округах, где командующими войсками были лица императорской фамилии, как, например, в Петербургском, или там, где во главе стояли генералы, особенно близкие императорской фамилии (Воронцов-Дашков).
«Но не только командующие войсками чувствовали себя сатрапами, – говорит в своих воспоминаниях А.Ф.Редигер, – и, смотря по личности, более или менее подчинялись указаниям центральной власти, но и корпусные командиры чувствовали себя очень большими особами; этому способствовало то, что и тех и других оставляли в должностях до смерти или до собственных их просьб об увольнении от должности». В этом случае они получали место либо в Государственном, либо в Военном Совете. «В результате, – замечает Редигер, – получалась оригинальная картина: на низах армии строгая дисциплина и субординация, доходившая до приниженности, в высших инстанциях становилась все слабее и на самых верхах исчезала вовсе. Сознание своей независимости и что им все дозволено, нередко приводило старших чинов до самодурства или унизительного отношения к младшим».
Надо заметить, что после Русско-японской войны была проведена смена высшего командного состава. Как рассказывает в своих записках А.Ф. Редигер, основная задача его работы была направлена главным образом на улучшение личного состава армии, на освобождение ее от негодного начальствующего персонала с выдвижением более способных и достойных лиц.
Он отмечает, что огромную роль в этом отношении сыграла Высшая Аттестационная комиссия. «Вообще я считаю, что высшая аттестационная комиссия принесла громадную пользу и что только благодаря ей мне удалось произвести чистку высшего командного состава».
Действительно, результаты этой работы были огромны. Как говорит он в своих записках, в течение 1906 и 1907 гг. были вновь назначены на должности: командующих войсками округов – 6; их помощников – 7; командиров корпусов – 34; комендантов крепостей – 23; начальников пехотных дивизий – 61; начальников кавалерийских дивизий – 18; начальников отдельных бригад (пехотных и кавалерийских) – 87; командиров неотдельных бригад – 140; командиров пехотных полков – -38- 255; командиров отдельных батальонов – 108; командиров кавалерийских полков – 45.
По данным Расписания сухопутных войск, исправленного на 1 июля 1908 г., общее число высших военных управлений воинских соединений составляло: военных округов – 13; комендантов крепостей – 23; командиров корпусов гвардейских и армейских – 31; начальников пехотных дивизий – 69; кавалерийских – 18.
Таким образом, произошла значительная, а в некоторых случаях поголовная смена высшего командного состава.
Так, из 13 командующих войсками округов были заменены 6 или свыше 50%; из 23 командиров крепостей – 100%, из 31 командира корпусов – 34, т.е. более 100% (по-видимому, в трех корпусах в течение двух лет командиры корпусов сменились по два раза). Из 61 начальника пехотных дивизий сменилось 69, т.е. в ряде дивизий начальники также сменились по два раза. Из 18 начальников кавалерийских дивизий сменилось 18, т.е. 100%.
Эту чистку высшего командного состава, как рассказывает Редигер, ему удалось осуществить только с помощью Высшей аттестационной комиссии, так как император всячески сопротивлялся этому. Особенно защищал он тех генералов, которые отличились в подавлении революции. О пристрастии Николая II к генералам типа Меллер-Закомельского, Ренненкампфа, «отличившимся» в карательных экспедициях, имеются упоминания и в других мемуарах.
Редигер вообще не очень высоко отзывался о генералитете. Так, он пишет: «Мы были бедны толковыми генералами. Батьянов был больше всего фигляр, ни на какое крупное дело не пригодный, барон Мейендорф – честнейший человек, но ограниченных способностей, а Гродеков никогда не был выдающимся, а в это время уже. стал заметно слабеть», Меллер-Закомельского Редигер характеризует как человека крайне низкого («при его характере палача»).
Однако эта массовая смена высшего командного состава не гарантировала, что на их место приходили генералы, соответствовавшие своему назначению. Командующие войсками округов и командиры корпусов назначались «с высочайшего соизволения», т.е. фактически императором. Вследствие этого, несмотря на полную смену командиров корпусов, в составе их снова оказались лица, недостойные этой должности. Как рассказывает в своем дневнике А.А. Поливанов, Высшая аттестационная комиссия в 1910 г. снова пыталась заменить ряд командиров корпусов, но встретила сопротивление Николая II.
В записи за 1 марта 1910 г. он указывает: «Получен от е.в. журнал Высшей Аттестационной Комиссии по поводу командиров корпусов; последовало соизволение на увольнение ген. Шутлеворта; против заключения об увольнении ген. Краузе и Новосильцева — высочайшая резолюция «оставить», а против ген. Адлерберга: «я знаю его, он не гений, но честный солдат: в 1905 году отстоял Кронштадт»». Таким образом, – заключает Поливанов, – «попытка освободить армию от малопригодных корпусных командиров не удалась».
Чистка офицерского состава, произведенная военным министром А.Ф. Редигером после Русско-японской войны с помощью Высшей аттестационной комиссии, имела большое положительное значение. В этом отношении во французской армии положение было иным, что обнаружилось в самом начале Первой мировой войны во время ожесточенных боев на Марне.
Об этом рассказывает в своей книге «Вторжение в Восточную Пруссию в августе 1914 года» офицер Генерального штаба 2-й армии ген. Самсонова полковник П.Н. Богданович: «С первых дней войны во французской армии определилась неподготовленность командного состава. Неправильно применялась на практике теория о преимуществах наступления: боевые действия велись без артиллерийской подготовки, под огонь противника подставлялись части в сомкнутых строях, благодаря чему потери были чрезмерными и не оправдываемы обстоятельствами». Иначе говоря, командный состав был лишен знания азбучных истин военного дела. Это заставило Главнокомандующего маршала Жозефа Жак Жоффра в дни решающих боев на Марне предпринять массовую смену командного состава. «Жоффр в период с 22 июля/4 августа и по 24 августа/6 сентября отрешил от командования 2-х командующих армиями, 9 командиров корпусов (из 21-го), 33 начальника дивизии, 1 командира кавалерийского корпуса и 5 начальников кавалерийских дивизий (из шести).
Военный министр Мессими настаивал на расстреле многих из них, но Жоффр не допустил этого – виноваты были не люди, а система. Все перечисленные выше генералы были отправлены в город Лимож, где и оставались все время войны без права выезда и ношения формы. Большинство этих генералов в мирное время продвигались по службе благодаря своим связям в политических кругах».
Таким образом, надо еще раз сказать, что смена высшего командного состава, произведенная Редигером, несмотря на противодействие императора в целом удалась и имела огромное положительное значение.

Рассмотрим основные командные категории офицерского состава: командиров корпусов, начальников дивизий, командиров полков и командиров рот.
Начнем с первых, командовавших высшими тактическими соединениями – корпусами. Все они были в чине полного генерала. В 1914 г. в армии было корпусов армейских – 36, гвардейских 1. По возрасту командиры корпусов распределялись следующим образом: от 51 до 55 лет – 9 человек, от 56 до 60 – 20, и от 61 до 65 – 7. Таким образом, свыше 75% командиров корпусов были старше 55 лет. Средний возраст их составлял 57,7 лет.
Обратимся к данным об образовании. Из 37 командиров корпусов высшее военное образование имели 34 человека. Из них Академию Генерального штаба окончили 29 человек, Артиллерийскую академию – 2, инженерную и юридическую – по 1. Таким образом, высшее образование имели 90%. К трем, не имевшим высшего образования, относились командир гвардейского корпуса ген. В.М. Безобразов, 12-го армейского корпуса ген. А.А. Брусилов и 2-го кавказского корпуса ген. Г.Э. Берхман.
Из перечисленных командиров корпусов 25 человек в прошлом, а один (ген. Безобразов) в настоящем служили в гвардии. Это не являлось результатом каких-либо преимуществ, существовавших для гвардейских офицеров, так как при поступлении в Академию Генерального штаба и другие академии никаких привилегий для них не существовало. Причина этого заключалась в том, что гвардейские офицеры были людьми способными. (Одним из условий определения в гвардию, как говорилось уже выше, была хорошая успеваемость в училище – гвардейские баллы.)
Командиры корпусов обладали должным командным опытом, 27 из них командовали дивизиями, 30 бригадами или полками (первыми четыре, вторыми 26). Только один командир 13-го армейского корпуса ген. М.В. Алексеев, проявивший себя в годы Первой мировой войны выдающимся военачальником, не командовал ни полком, ни бригадой, ни дивизией.
По «Расписанию» 1914 г. в составе русской армии было 70 пехотных дивизий: 3 гвардейских, 4 гренадерских, 52 пехотных и 11 стрелковых сибирских. Начальниками их были генерал-лейтенанты.
По возрасту они представляли собой следующее: от 51 до 55 лет – 17, от 56 до 60 – 48 и от 61 до 65 – 5. Таким образом, основная масса начальников пехотных дивизий была старше 55 лет. Средний возраст их составлял 57,0 лет.
По образованию: высшее военное образование имели 51 человек (из них Академию Генерального штаба окончили 46, Военно-инженерную 4, Артиллерийскую 1). Таким образом, высшее образование имели 63,2%.
Из 70 начальников пехотных дивизий были гвардейцами (в прошлом или в настоящем) 38 человек.
Интересно отметить, что из 19 человек, не имевших высшего военного образования, 15 были гвардейскими офицерами. Здесь уже сказывалось гвардейское преимущество.
Кавалерийских дивизий было 17: две гвардейских и 15 армейских.
По возрасту начальники кавалерийских дивизий были несколько моложе, а именно: от 46 до 50 лет – 5, от 51 до 55 – 8 и от 56 до 60 – 4. Средний возраст начальника кавалерийской дивизии составлял 51,6 года, т.е. на пять с лишним лет меньше его пехотного собрата.
По образованию из 17 человек 14 окончили Академию Генерального штаба и только 3 имели среднее образование. Из этих трех двое в прошлом были гвардейскими офицерами.
Почти все начальники как пехотных, так и кавалерийских дивизий имели командный опыт в прошлом. Так, 74 человека командовали полками, а несколько из них артиллерийскими бригадами. 6 человек командовали кавалерийскими бригадами. Наконец, 6 человек были начальниками штабов дивизий или корпусов. Только начальник 31-й пехотной дивизии ген. Н.И. Протопопов ничем кроме роты не командовал, состоял на штабной работе, но начальником войсковых штабов не был.

Рассмотрим данные о командирах полков. В 1914 г., как указывалось выше, было 67 пехотных армейских дивизий (гренадерских, пехотных и стрелковых) или 268 полков. Из этого числа проанализируем сведения по 41 дивизии.
Из числа рассматриваемых командиров полков имеющих высшее образование, т.е. окончивших Академию Генерального штаба, было 59 человек, или 39%, служивших в прошлом в гвардии – 42, из них 11 имели высшее образование. Таким образом, 62 полковника, т.е. несколько более половины, не имели высшего образования и не служили в гвардии и достигли своей должности без каких-либо преимуществ по старшинству.
По возрасту командиры полков представляли собою следующее: от 41 до 45 лет – 34; от 46 до 50 – 62; от 51 до 55 – 38; от 56 до 60 – 16.
Средний возраст командира полка составлял 48 лет. Следует отметить, что все указанные выше категории: офицеры Генерального штаба, бывшие гвардейцы, армейские офицеры достигали этой должности в разном возрасте, естественно, что последние в более старшем.
Из 48 командиров кавалерийских полков (гусарских, уланских и драгунских) в наличии на 1 мая 1914 г. числилось 43.
Из них высшее военное образование имели 10 человек, или 23,3%, служивших в гвардии – 8 командиров (один имел высшее образование). Армейских офицеров, не имевших высшего образования и не служивших в гвардии, было 26, т.е. около 60%.
По возрасту они подразделялись следующим образом: от 40 до 45 лет – 12; от 46 до 50 – 14; от 50 до 55 – 17.
Средний возраст командира кавалерийского полка был такой же, как и в пехоте – 48,5 лет.

Обратимся к рассмотрению некоторых данных о командирах рот.
Общее число командиров рот (исходя из расчета 17 рот на полк) составляло более 5000 человек. Не ставя своей задачей поголовный анализ всего это числа, попытаемся составить представление об их возрасте, а также об образовании на основе анализа сведений о 500 командирах рот, т.е. около 10% их общего состава.
Используем для этого следующий прием. Выделим 250 командиров рот старших по производству в капитаны (за период с 1900 по 1901 г.) и 250 ротных командиров младших по производству в этот чин (за время с 1909 по 1912 г.).
Это дает нам возможность установить крайние возрастные грани ротных командиров, а также определить длительность пребывания их в этой должности.
Обратимся к данным о возрасте. 250 командиров рот старших по производству распределяются следующим образом: от 51 до 55 лет – 130; от 46 до 50 – 118; от 41 до 45 – 2. Средний возраст этой категории капитанов составлял 49,5 лет. Заметим, что он превышал средний возраст командиров полков.
Возрастные данные о младших по производству командирах рот представляли следующее: от 46 до 50 лет – 3; от 41 до 45 – 25; от 36 до 40 – 179; от 31 до 35 – 42; от 26 до 30 – 1. Следовательно, офицеры получали роты, как правило, после 35 лет, во всяком случае не ранее 30.
Образование анализируемых ротных командиров было довольно скромно. В подавляющей своей части они не имели законченного среднего образования, а военное ограничивалось юнкерским училищем, которое в большинстве своем заканчивалось ими по второму разряду, т.е. по окончании не производились сразу в офицеры.
Из 250 командиров рот старших по производству окончили военные училища 37 человек, юнкерские – 213. Из числа младших по производству ротных командиров военные училища окончили 36 человек, юнкерские – 214. Различие заключалось в том, что лиц, окончивших юнкерское училище по второму разряду, среди последней категории было значительно меньше.
Продолжительность командования ротами была велика. Так, 250 ротных командиров старших по производству состояли на этой должности с 1900 — 1902 годов, т.е. более 10 лет.

Проанализировав основные командные категории офицерского корпуса, сопоставим их с аналогичными данными, относящимися к началу века – к 1903 г.
Опыт Русско-японской войны обнаружил как в составе офицерского корпуса, так и в его подготовке ряд существенных недостатков. В силу этого перед Военным министерством была поставлена задача ликвидировать эти недочеты. Особенно заметной была слабость подготовки генералитета. В первую очередь она заключалась в отсутствии должного командного опыта у значительной части начальников дивизий и командиров корпусов, а, во-вторых, в слабых познаниях как в теории, так и в современном состоянии военного дела. Среди генералитета не проводилось абсолютно никакой работы, направленной на повышение его военной квалификации.
В этой области к началу Первой мировой войны кое-что было достигнуто. Так, анализ прохождения службы командиров корпусов и начальников дивизий, как указывалось выше, показывает, что за редким исключением все они обладали должным командным опытом. По окончании войны тотчас же принимаются меры к повышению уровня знаний этой части командного состава.
«В 1906 году, – рассказывает А.И. Деникин в своей книге «Путь русского офицера», – вышло впервые высочайшее повеление «установить соответствующие занятия высшего командного состава, начиная с командиров частей (полков) до командиров корпусов включительно, направленные к развитию военных познаний»».
Однако общий уровень военных знаний у основных командных категорий, исключая командиров корпусов, изменялся медленно. Так, командиров полков с высшим образованием в 1903 г. было 29,8%, а в 1914 г. 39%, начальников дивизий соответственно -44- 56,5% и 63,2%, командиров корпусов 57,1% и 90,1%.
Наряду с повышением образовательного уровня командного состава принимались меры по омоложению офицерского корпуса; в этой области были также достигнуты известные результаты. Так, анализируя возраст рассматриваемых нами командных категорий, мы обнаруживаем следующее. Если в 1903 г. среди командиров корпусов 67% было старше 60 лет, то в 1914 г., как указывалось выше, их было 10%. Соответственно начальников дивизий – 30,6%, а в 1914 г. – 7,1%, то же надо сказать и в отношении командиров полков. В 1903 г. около половины (49,2%) их было старше 50 лет, а в 1914 г. эта категория составляла 27,7%.
В меньшей степени изменения коснулись командиров рот, возраст которых был довольно почтенен. Несколько сократилась продолжительность командования ротами.

Источник

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s