Без рубрики

Противоракетная оборона страны: Россия и США, часть вторая

Сегодня на вооружении ВС США находятся четыре системы поражения баллистических ракет. Все они, как и в случае с российской системой ПРО объединены в единую систему, которая в автоматическом режиме позволяет классифицировать цели и наносить по ним удар.

24.03.16 17:22

THAAD, ПРО, противоракетная оборона, вооружение, США, Россия

Предыдущие части материала:

Противостояние США и России: ракеты, способные потрясти мир;
Противоракетная оборона страны: США и Россия

9 ноября 1979 года рано утром в Центр объединенного командования воздушно-космической обороны Северной Америки (штат Колорадо, гора Шайенн) и Запасной национальный командный центр ( штат Мэриленд, Форт-Ричи) поступил сигнал об атаке территории США. По данным компьютера СССР нанесли удар одновременно 2 200 ядерными баллистическими ракетами, которые через несколько десятков минут должны были достичь цели.

СЯС США были приведены в полную боевую готовность. МБР «Минитмен» получили команду подготовки к пуску, в небо был поднят борт №1 и десяток истребителей. Уже через десять минут руководство Пентагона, проверив данные со спутников слежения и радаров, дали команду «отбой». Тревога оказалась ложной. Причиной стала учебная магнитная лента, случайно (?) кем-то загруженная в компьютер.

Таким образом, уже тогда созданная и довольно развитая противоракетная оборона США сыграла свою роль в предотвращении мировой ядерной войны. С тех пор многое изменилось. Страны, люди, техника. Осталась только неизменной цель противоракетной обороны: создание условий для предотвращения ядерного удара по своей территории.
Эта идея фикс стала причиной создания многих фантастических и реалистических проектов по защите от советской (российской) ядерной угрозы. Программа СОИ, которая по большей части так и осталась фэйком, переросла в новый проект построения глобальной противоракетной обороны США в 21 веке.

Одни проблемы порождают одни решения

Первой полноценной ПРО в мире можно считать американскую систему «Сейфгард», развертывание которой было окончено в 1975 году. Американцы обогнали здесь СССР более чем на десять лет.

Как и советская система А-135, которая появится гораздо позже (подробно об этом в первой части), американская ПРО второго поколения была двухкомпонентной. Первая заатмосферная ракета, большой дальности LIM-49A «Спартан» по замыслу должна была выводить в расчетную точку термоядерную боеголовку W71, которая взрывом уничтожала все электронные цепочки систем управления, что было в радиусе десятков километров. Точного поражения ракеты противника при этом не требовалось.
Принцип защиты состоял в следующем. Так как основные траектории советских баллистических ракет были более менее известны заранее, то смоделировать куда и сколько ракет надо запускать было несложно.

Те боеголовки, которые смогли бы при этом прорваться должны были встретить ракеты второго эшелона «Спринт». Она за несколько секунд разгонялась до гиперзвуковых скоростей и поражала цель при помощи нейтронного боеприпаса мощностью около 20 килотонн, которая выжигала ядерный заряд в радиусе пары сотен метров и не позволяла ему штатно срабатывать во время падения.

Система на время начала разработки (середина 1960-х) была эффективной, но ровно до того момента, пока промышленность СССР не начала выдавать вал ракет, который позволял наносить несколько последовательных ударов, резко снижавших эффективность существующей ПРО.

Фактически к моменту разворачивания системы, напомню, что уже к началу 1970-х количество советских МБР перевалило за тысячу, она уже устарела. Также ПРО «Сейфгард» не работала против орбитальных блоков ракеты Р-36 орб, атакующих из космоса с совершенно разных ракурсов. Таким образом, ее появление не сказалось на ядерном паритете США и СССР. Советский Союз мог в любой момент нанести ядерный удар, гарантированно уничтожающий США как современное государство.

СОИ

Именно осознание факта того, что система, на которую было затрачено более 1,5 млрд. долларов фактически бессмысленна, заставило президента Рейгана 23 марта 1983 года дать зеленый свет знаменитой программе СОИ. В российских СМИ данная программа многократно высмеяна. Значительная часть проектов изначально были тупиковыми, но именно среди них были найдены те пути, которые начали реализовываться на практике.
Честно говоря, в самой СОИ не было ничего ни необычного, ни смешного. В СССР подобные исследования также проводились, но без пиара. Просто в Союзе это не преподносилось как некая суперсистема, а исследовалось в рамках фундаментальных работ изучающих возможность использования данных систем в системах вооружений. Зачем нужен был пиар? Деньги. Уже тогда ВПК США плотно сросся с парламентской коррупцией (в США это стыдливо называют «лобби»), которые привыкли пилить бюджеты и не собирались в этом останавливаться. Очень хорошо это описал в своей книге «Прибыли без производства» американских экономист Сэймур Мэлман.

Итак, по итогу проработок по программе СОИ было выделено несколько перспективных направлений, которые выделили в 1991 году в отдельную программу: «Глобальная защита от ограниченного удара».

Именно в ее рамках шла разработка перспективных систем ПРО. В первую очередь США создавали систему обороны от российских ракет на среднем и начальном участке их траектории. Первый перехват был осуществлен в 1999 году, через полгода после того, как президент США Билл Клинтон объявил о создании Национальной системы ПРО. В 2001 году Вашингтон официально вышел из договора о ПРО, а в 2005 году принял на вооружение первую противоракету третьего поколения (GBMD).

Современное состояние ПРО США

Спутниковые системы управления и предупреждения

Системы спутникового обнаружения старта ракет появились в 1960-х. Самые первые системы позволяли при помощи инфракрасного канала засечь факела старта МБР и сообщить об этом на центральный пункт управления ПРО.

По мере развития технологий стали расти и боевые задачи орбитальной группы ПРО. Уже второе поколение аппаратов могло не только фиксировать пуски МБР из шахт, но и отслеживать запуски БР морского базирования и определять направления (азимуты) их траекторий. Это позволяло иметь более полную картину воздушно-космической ситуации и заполучить систему дублирования о предупреждении о ракетном нападении на случай выхода из строя одного из компонентов.

Собственно это и сработало 9 ноября 1979 года. Случись подобное десятью годами ранее, еще неизвестно, чем бы это все кончилось.

Система SBIRS начала проектироваться в середине 1990-х, под задачи, создаваемой в США национальной системы ПРО. Она должна была уметь определять не только момент и место старта ракет, но и рассчитывать их траекторию, а также служить в качестве первичного наведения для систем ПРО (на конечном участке полета противоракеты наводились при помощи своей активной головки самонаведения). Технические возможности приборов обнаружения возросли настолько, что они смогли отслеживать не только старты МБР, но и баллистических ракет всех типов.

Система начала разворачиваться в 2006 году. Всего она состоит из десяти спутников: шести на геостационарных орбитах (SBIRS-GEO) и четырех на высокой эллиптической орбите (SBIRS-НEO). На сегодня выведено пять из них (два плюс три соответственно). Старт с SBIRS-GEO3 намечен на 27.07.2016 года (первоначально планировался на 2014). В общем, развертывание системы должно быть окончено в 2017-2018 году. Полная боевая готовность (после проведения цикла испытаний) системы будет достигнута к 2020 году.

Российский аналог SBIRS-НEO выведен на орбиту в ноябре 2015 года. То есть по дате первого запуска Россия отстает от США в этом компоненте на девять лет. Правда и планы у России тут грандиозные. По заявлению командующего Космическим командованием Войск воздушно-космической обороны (ВКО) РФ генерал-майора Олега Майдановича полное развертывание группировки из 10 спутников планируется в 2018 году. То есть полное введение системы в строй планируется одновременно с американцами. Посмотрим, честно говоря, пока верится с трудом.

Наземные станции обнаружения и сопровождения ракет

Система «Пейв Пос» и «BMEWS» (на сегодня имеют однотипные радары и выполняют одинаковые задачи) начала разворачиваться в 1970-е. Первая станция заступила на дежурство в 1981 году. Предназначение: обеспечение обнаружения и слежения за воздушными и балистическими объектами по периметру США и Европы соотвественно. Первоначально ее дальность обнаружения составляла до 2 000 км. На территории Штатов было построено пять станций и две за рубежом: Гренландия, Великобритания (две американские, прикрывавшие южное направление в середине 1990-х закрыли). Еще одна станция строится сейчас в Катаре. Плюс одна старая (ее не модернизировали) в Тайване.

Станции постоянно модернизируется. Самая последняя версия РЛС AN/FPS-132 имеет дальность обнаружения около 5 000 км. Таких станций пока три: в Великобритании, Гренландии и Калифорнии. Вторая континентальная (Аляска) проходит на сегодня модернизацию, за ней третья (Массачусетс). Полная замена окончится к 2020 году.
По окончанию модернизации станции данного типа будут соответствовать по возможностям российским РЛС «Воронеж». Примечательно, что обе системы одна разворачиваться, а вторая закончит модернизацию к 2020 году. Второй момент. Стоимость российского и американского аналогов отличается в разы. Американский для Катара обойдется в 1,1 миллиардов долларов. Российские «Воронежи» с аналогичным обзором обходятся казне менее 150 млн. долларов

Плавучая РЛС SBX. Система «Пэйв Пос» при всех ее достоинствах не может в следствии ее дороговизны прикрыть все «интересные» для США участки поверхности земли. У них есть интересы везде, а потому для решения локальных задач по обеспечению ПРО в любой точке Земли была построена плавучая РЛС SBX.

На базе буровой платформы (кстати построенной на Выборгском судостроительном заводе) была создана станция кругового обзора с полусферой в 5000 км. По функционалу решаемых задач, она схожа с РЛС системы «Пэйв Пос» и предназначена для решения задач ПВО/ПРО на удаленном театре военных действий.

В общем, следует признать, что по техническим характеристикам российские и американские загоризонтные станции слежения и сопровождения космических, воздушных и баллистических целей примерно равны. При этом выгодным отличием американских станций является то, что некоторые из них вынесены к российским границам, а потому могут быть использованы для наведения противоракет на начальном и среднем участке полета российских МБР.

Ракетные системы ПРО

Сегодня на вооружении ВС США находятся четыре системы поражения баллистических ракет. Все они, как и в случае с российской системой ПРО объединены в единую систему, которая в автоматическом режиме позволяет классифицировать цели и наносить по ним удар.

Американские противоракеты делятся на два эшелона. Первый должен сбивать ракеты противника на начальном и среднем участке траектории: GBMD и «Иджис», второй, на оконечном: THAAD и «Patriot».

Первый стратегический эшелон

Система GBMD начала разворачиваться в 2005 году, как первая реально-действующая противоракетная система для уничтожения ракет и боеголовок противника на среднем участке траектории. Ее основа баллистическая ракета с дальностью стрельбы 2000 – 5000 км. Все дальние системы перехвата в США имеют кинетическую боеголовку.

Это сделано не случайно. Все системы ПРО (суммарно) предполагаются массовыми (сотни ракет). Если на каждую из них ставить ядерную боеголовку, то сколько их нужно? Но это только полбеды. Перехват сотен боеголовок на средних участках полета требует постоянного контроля за траекторией сотен целей, что при срабатывании ядерного заряда становится невозможным и нейтрализует систему ПРО само по себе. Также был исключен и подрыв боезаряда возле пролетающей боеголовки, так как это далеко не всегда приводит к ее уничтожению. Кинетический встречный способ поражении, когда скорость цели и противоракеты относительно друг друга составляет 10-15 километров в секунду, в случае попадания гарантирует ее уничтожение.

С другой стороны это делает необходимым точное наведение. Точности 50-200 метров, как для противоракет с нейтронной БЧ уже недостаточно. Все это приводит к частым промахам.

На начальном этапе наведение производится по внешнему целеуказанию. На оконечном, включается головка самонаведения, которая и отвечает за точное наведение на цель.
Например, система GBMD пока может похвастаться только 50 процентов попаданий, притом что испытания проводились в «тепличных» условиях, без применения средств РЭБ, которые очень действенны при этом типе поражения цели. А как раз средства РЭБ это конек российского ВПК.

Всего развернуто на сегодня до 40 таких ракет в двух точках: Аляска и Калифорния. Предполагается, что система и далее будет развиваться за счет расширения точек базирования и модернизации системы наведения.

«Иджис»

Когда начинают говорить об американской ПРО, то в первую очередь вспоминают именно о ней. Именно о системе ПРО на базе «Иджис» придумано больше всего легенд и сказок (причем с обеих сторон). Пора в них разобраться.

Фрегат типа «Альваро де Базан» ВМС Испании с установленным комплексом «Иджис»

Суть идеи очень проста и правильна.

Чтобы перехватывать ракеты противника на начальном и среднем участке (все-таки больше среднем) надо вынести точки базирования противоракет максимально близко к месту старта МБР. Ракеты GBMD разместить на территориях кроме принадлежащих США рискованно. Где можно они и так там есть, но основной маршрут полета русских боеголовок лежит через Ледовитый океан. Размещение тут шахт с ракетами невозможно, а потому решением может быть только морская платформа. Она имеет свои ограничения. По замыслу ракет должно быть много. И кораблей много. Строить специально для ПРО ракетоносцы с шахтами БР очень затратно и неэффективно. Корабли получаются узкоспециализированными, а лишних денег у военного бюджета США давно нет.

Поэтому за базу была выбрана уже имеющаяся на вооружении платформа: ЭМ «Орли Берк» с боевой системой управления «Иджис». Первоначально она не была предназначена для противоракетной обороны, как и очень удачная зенитная ракета «Стандарт СМ-2» для перехвата боеголовок БР. Но попильщики американских бюджетов смогли доказать, что они сумеют довести данную ракету и систему управления до нужных кондиций и началась долгая эпопея, длинною в десятки лет.

Как и с ракетами GBMD все началось с 1990-х, когда было решено добавить разгонный блок (еще одну ступень) ракете «Стандарт СМ-2». Это позволило «новой ракете» СМ-3 (IA,IB) забираться в ближний космос и теоретически перехватывать баллистические ракеты малой и средней дальности. Для того, чтобы достигнуть высоты полета российских МБР данной ракете банально не хватало энергии. Честно говоря, это было очевидно изначально, и совершенно непонятно на что надеялись в Пентагоне, когда выставляли ракету на испытания.

Тем не менее, время было упущено, программа национальной ПРО набирала ход и финансирование и других вариантов, по сути, не было. Под данные ракеты уже строились корабли и отказ от нее грозил военному руководству большим скандалом.
Тем более, что были достигнуты определенные успехи по головке самонаведения. Расчеты показывали, что если добиться добавочной энергетики, то ракета вполне может выполнять перехват. Проблема была сложной. Существовали ограничения по ШПУ. Диаметр ракеты не мог превышать диаметра ячейки УВК Мк. 41, то есть 533 мм. Разгонный блок и так уже имел эти размеры. Оставалось только утолстить основную ступень ракеты, и разместить в нем больший запас топлива.

Но и тут были технические проблемы. Расчеты показывали, что получить заданные характеристики на существующей технологической базе будет очень непросто. Мало получить необходимую высоту, ракета должна еще при этом иметь запас по скорости, чтобы в будущем пытаться бороться с маневрирующими боеголовками русских. Это потребовало нового топлива, новых материалом для самой ракеты. Борьба шла за каждый килограмм веса.

Проблем хватало и в конечном итоге, через более чем 10 лет первая ракета «Стандарт-СМ-3 IIА» поступила на испытания. Первый пуск (в режиме проверки функционирования и разделения ступеней) состоялся 6 июня 2015 года. Второй в декабре.

Главной изюминкой проекта является киннетическая БЧ Mk 142, весом всего 23 кг.

Она имеет двухимпульсную систему включения двигателя. То есть, после того, как головка отделилась и начала самостоятельный поиск цели (на дальности до 300 км), она включает двигатель, чтобы скорректировать свою траекторию всего два раза (в ракетах версии IА только один) и более помехоустойчивую (двухдиапазонную ИК ГСН). Этого достаточно, для точного перехвата неманеврирующей боеголовки, но это не работает если за те несколько десятков секунд, пока БЧ противоракеты ведет самостоятельный перехват, цель изменит траекторию хотя бы два раза. Она гарантировано промахнется (напомню, БЧ кинетическая и попасть надо точно).

Тут мы видим главную проблему данной ракеты. Конструкторы выжали максимум из ракеты «Стандарт СМ-2». Как говорят конструктора, резервов для совершенствования больше нет, размер ракеты увеличивать нельзя (результат ошибочности выбранных решений 1990-х). Для того, чтобы ракета смогла перехватывать маневрирующие цели, надо разрабатывать новую БЧ противоракеты. Причем она однозначно будет больше и тяжелее (банально нужно топливо для постоянно маневра двигателями и более сложная система управления), что потребует перекомпоновки самой ракеты и либо новых технологических прорывов, либо уменьшения энергетики ракеты (большая БЧ за счет уменьшения запасов топлива). В общем заявленный 2020 года, как срок готовности последнего варианта ракеты «Стандарт СМ-3 IIB» (с новой БЧ) вызывает большие сомнения. Да и не факт, что эта затея удастся. А между тем, под задачи перехвата МБР производится модернизация радаров «Иджис». Все ЭМ «Орли Берк» III серии (24 единицы) будут строиться под реализацию перспективных возможностей ракеты СМ-3 IIB. Также под эти задачи будут модернизированы еще 9 кораблей более ранней постройки.

В общем, США спешат и могут наступить на те же грабли, что и с F-35, когда есть все системы обеспечения, кроме самого оружия. Но они себе обрезали пути к отступлению еще в 1990-х, выбрав за базу новой противоракеты имеющуюзя ЗУР «Стандарт СМ-2».

На сегодня, подписан контракт на производство первой партии из 17 противоракет версии «Стандарт CМ-3 ІІA», стоимостью 543 млн. долларов, что дает стоимость одной ракеты 32 млн. долларов. Вероятно, далее она будет снижаться, но не сильно. В любом случае, разворачивание системы обойдется в копеечку, при этом эффективность самой системы под большим сомнением, пока не будет окончена разработка новой головки самонаведения.

На сегодня на вооружении ВС США находится около 150-170 ракет модификаций IA (в основном) и IB.

По итогу имеем, две системы дальнего перехвата. Первая, GBMD, имеет проблемы с точностью перехвата даже самых простых БЧ МБР и маловероятно, что сможет эффективно перехватывать даже имеющиеся сегодня на вооружении российские МБР. Появление маневрирующих БЧ, делает ее против России бессмысленной (если не будет разработана новая БЧ). Вторая, «Иджис», имеет массо-габаритные ограничения, которые пока не позволяют ей решать задачи перехвата маневрирующих БЧ российских МБР. Орбитальные БЧ (РС-28 «Сармат») они не будут иметь возможности перехватить даже теоретически, причем даже, если будет решена проблема с новой БЧ. В то же время они уже в скором времени (после развертывания ракет IIА) могут довольно эффективно бороться с ныне существующими российскими ракетами.

Сравнивать с российскими разработками тут пока нечего. У России подобных ракет пока нет, но очень похоже, что скоро будут о чем было написано в предыдущей части.

Второй стратегический и тактический эшелон

THAAD

Разработка комплекса началась в начале 1990-х в рамках создания эшелонированной системы ПРО США. Он создавался для перехвата БР средней и малой дальности, которые на конце 20 века довольно сильно распространились по свету. ЗРК «Пэтриот» показали свою слабую эффективность, а расчеты показывали, что бороться с ракетами даже средней дальности они не способны в принципе.

И вот тут возникают вопросы. Американские батареи этих противоракет размещены на Гавайях, что можно понять, а вот несколько батарей на континентальной части США понять невозможно, если только они не могут сбивать боеголовки МБР.

По результатам испытаний в 2013 году всех трех систем противоракет «Иджис», GBMD и «THAAD» именно последняя система показала наибольшую эффективность поразив все 10 из 10 целей (настоящую боевую эффективность может показать только война). Энергетические и маневровые характеристики ракет комплекса показывают, что он вполне может бороться с боеголовками МБР на оконечном участке пути (а тем более на начальном), а значит его размещение на континентальной части США оправдано. Вероятно с точки зрения возможностей ПРО, его есть смысл сравнивать с российским комплексом С-500 «Триумфатор» (хотя российская система по заявленным характеристикам является более универсальной и дальнобойной).

Широкому распространению данного комплекса мешает высокая цена. Одна ракета стоит около 30 млн. долларов. А батарейный комплект из трех комплексов высотной тактической системы ПРО THAAD, включая 147 ракет-перехватчиков, четыре радиолокационные станции THAAD, шесть станций управления огнем и связи и девять пусковых установок, а также связанных с контрактом услуг и оборудования обошелся ОАЭ почти в 7 миллиардов долларов. За эти деньги можно приобрести семь батарейных комплектов «Пэтриотов» (в версии PAC-3) по четыре ПУ в каждой. Тем не менее, именно эта система выбрана в качестве передового эшелона ПРО союзниками США в Тихоокеанском регионе. Южная Корея и вероятно Япония поставят его на вооружение, что в первую очередь будет угрожать не КНДР, а СЯС Китая и частично России. Идут постоянные разговоры о возможном размещении данных противоракет в Прибалтике. В общем, все как и 30 лет назад, окружают.
На сегодня в США развернуто семь батарей (по 3 ПУ). Одна батарея развернута в ОАЭ (!!!).

THAAD, ПРО, противоракетная оборона, вооружение, США, Россия

MIM-104 «Patriot» PAC-3

Самое «младшее» звено ПРО США, тактического уровня. Его дебют, неудачный, был во время первой Иракской войны 1991 году. Тогда он показал свою недостаточную эффективность в работе даже по старым БР малой дальности, что имело следствием модернизацию комплекса. Уже в войне 2003 года противоракеты сбили все ракеты Саддама Хусейна. Сегодня они являются единственной тактической системой ПРО/ПВО дальнего и среднего радиуса сухопутных войск США.

В общем, система ПРО США в задумке выглядит продуманно. Она опирается на выгодное географическое расположение и наличие баз по периметру России, имеет широкий набор инструментов для создания эффективной защиты как на удаленном ТВД, так и против любого противника кроме России. Однозначно, она имеет возможность заметно снизить последствия ракетного удара России уже сегодня. Насколько она будет эффективна против СЯС РФ в будущем зависит от того, насколько быстро Россия сможет создать новые типы ракет и как быстро американские конструкторы смогут решить проблему с новой БЧ ракеты «Стандарт СМ-3» (вариант II B). В первую очередь это касается создание и размещение на уже имеющихся МБР маневровых боеголовок и создание новых ракет тяжелого класса РС-28 «Сармат», против которых у американских систем ПРО на сегодня нет никаких инструментов.

Автор: Олег Королев

Источник

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s