Без рубрики

Типовое домостроение в США

То, что не получилось в США, стало реальностью в Советском Союзе. Единственный американский квартал, построенный по принципам типового домостроения, был снесен из-за нечеловеческих условий для жизни.
В середине 1950-х годов в Сент-Луисе, штат Миссури, США, был построен социальный жилой комплекс, один в один похожий на типичный квартал в любом городе Советского Союза. Жилой комплекс “Прюитт-Игоу” (Pruitt-Igoe) называли тогда самым амбициозным проектом жилого строительства в США в послевоенное время. В прессе район окрестили высотным пригородом, квартал получил первую премию на престижном конкурсе “Архитектурный форум”.

Давайте вспомним этот проект подробнее …

 »Прюитт-Игоу» состоял из 33-х 11-этажных типовых жилых зданий. Район был рассчитан на проживание 12 тыс. человек. По фотографиям кажется, что находишься на в американском штате, а где-нибудь в московских Черемушках… Архитектором, кстати, выступил Минору Ямасаки, который позже построил, в том числе, и нью-йоркские башни Всемирного торгового центра.

 Publichousing02 Почему в США не строят типовые дома, как в СССР

2. Архитектор Минору Ямасаки
Целью создания комплекса было решение проблемы жилья для молодых квартиросъемщиков, относящихся к среднему классу. На месте застройки до этого ютились хижины беднейших, негритянских, кварталов Сент-Луиса. В бараках отсутствовали удобства, на улицах царила антисанитария. Борясь с нищетой, власти города и штата задумали строительство новых районов еще в конце 1940-х годов.

В итоге, Казначейство США выделило 36 млн долларов на строительство типового квартала в Сент-Луисе.

Открытие комплекса состоялось в 1956 году и все выглядело радужно. Концепцию квартала планировалось масштабировать по всем Соединенным Штатам. Однако, уже через год, квартал начала превращаться в гетто, а жильцы того самого “среднего класса” съезжать в другие районы.

Свое название жилой комплекс получил в честь героя Второй мировой войны чернокожего пилота Оливера Прюита и белокожего конгрессмена от штата Миссури Уильяма Игоу. По принципу “50/50″ квартал заселили как белые, так и черные семьи. Со временем белых семей в квартале становилось все меньше. А с отменой сегрегации они исчезли и вовсе.


3. На месте будущего типового квартала ютились трущобы бедняков


4. В сравнении с соседними трущобами «Прюитт-Игоу» был раем для местных жителей – электричество, водопровод, зеленые парки… Жители называли свои дома «пентахаусами бедняков»


5. Проект был построен в 1956 году., он обошелся государству в 36 млн долларов


6. Квартал делили между собой негритянские и белые семьи


7. Поначалу квартал был процветающим


8. Люди исправно платили за аренду


9. Новоселы радовались своим светлым комнатам со всеми удобствами


10. Квартиры были небольшими, зато отдельными


11. Во дворах жильцы устраивались совместные праздники.


12. Однако уже в середине 1960-х годов квартал превратился в гетто


13. Дворники перестали убирать мусор


14. Окна никто не стеклил


15. Пришлось установить антивандальные двери и светильники


16. Полиция стала отказываться приезжать по вызову в район


17. В течение 1969 года из-за высокой стоимости содержания, городские власти подняли стоимость аренды жилья в «Прюитт-Игоу» в три раза


18. Массовая неуплата счетов привела в итоге к коммунальной трагедии – в одном из домов из-за отсутствия ремонта прорвало канализацию


19. В 1970 году город объявил квартал зоной бедствия и начал отселение жильцов. Власти решили, что людей легче выселить, чем ремонтировать инфраструктуру


20. Заброшенные здания заполнили наркоманы и бомжи


21. В 1972 году начался снос района. Первыми были взорваны три здания


22. Снос первых домов был показан по национальному телевидению. Кадры отражали неудачу программы по строительству государственного жилья


23. Снос был завершен в 1974 году

Вот еще фотохроника этого района :

Фото 2.

Экономия достигалась простыми и красивыми методами.

Лифт останавливался только на каждом третьем этаже, а широкие и просторные галереи (по 2 на каждом этаже) позиционировались как:

* место для прогулок на свежем воздухе
* безопасное и уютное место для игр маленьких детей
* место для стирки
* паркинг для велосипедов, место для установки стиральных машин и т.д.

Однако спустя всего несколько лет в Pruitt-Igoe воцарилась разруха, преступления и вандализм.

Крошечные кабинки лифтов были разломаны и зассаны. Вдобавок, остановка через каждые три этажа сделала их идеальным местом для грабежей и изнасилований.
Стены лестничных пролётов, являющиеся единственным возможным путём к квартирам на этаже без лифта, были разукрашаны непристойностями. Системы освещения и пожаротушения были уничтожены.

Тёмные подворотни на выходах также стали отличным местом для массового криминала.

Галереи стали местом тусовок. Попасть в свою квартиру в отдельных случаях было равнозначно пусканию по кругу.

Оставленные без присмотра дети втягивались в преступный круг.

Решетки на окнах галерей были установлены не сразу. Несколько детей погибли, выпав из окна.

Фото 3.

Публичные комнаты для стирки и кладовые были разгромлены и сразу стали небезопасны. Счастливцы воровали ключи и вешали на них свои замки.

В Pruitt-Igoe, предназначенном для 12 000 человек, была очень малоразвита инфраструктура.

Через 5 лет был построен community center, но он не быд популярен ввиду огромного количества ограничений на его использование, наложенных администрацией. Более того, он являлся олицетворением зла. Там люди оплачивали ренту.

Доктор Ли Рейнвотер, профессор Washington University по социологии и антропологии, возглавил 5-и летнее исследование печального феномена Pruitt-Igoe. Он получил грант от National Institute of Mental Health — национального института психического здоровья.

Доклад дока был посвящен тем причинам, которые толкают людей на преступления, создают в них чувство безысходности. Причины крылись… в конструкции домов:

«These threats can be pretty well done away with where the resources are available to resign decent housing for lower class people.» For example, «In buildings where there are half a dozen or more families whose doors open onto a common hallway, there is a greater sense of the availability of help should trouble come than there is in buildings where only two or three apartments open onto a small hallway in a stairwell.»

Фото 4.

А вот слова самого Ямакаси:

«I never thought people were that destructive. As an architect, I doubt if I would think about it now. I suppose we should have quit the job. It’s a job I wish I hadn’t done.»

Средняя прибыль от 2100 проживающих семей в месяц составляла… всего 2 300 уе. Более половины всех жильцов жило на велфере (пособии).

В Pruitt-Igoe проживало 10,736. 98% — черные. Из них — только 990 взрослых мужчин.

В 1965 году на решение проблемы в Pruitt-Igoe было решено выделить 7 миллионов уе. НО новое освещение и покраска коридоров не могла помочь решению проблемы.

Pruitt-Igoe стал для всей страны символом разрухи, безнадёжности. В 1972 годы были снесены 3 высотки. Через год U.S. Department of Housing and Urban Development признал район Pruitt-Igoe безнадёжным.

Были снесены все оставшиеся здания.

Фото 9.

Началось всё в далёком 1951 году, когда проект квартала для необеспеченных граждан американца японского происхождения Минору Ямасаки (Minoru Yamasaki) победил на конкурсе, организованном властями города Сент-Луиса.

Ямасаки испытал сильное влияние знаменитого Ле Корбюзье и в своих проектах придерживался функционализма, то есть первичности утилитарно-практического назначения жилища по отношению к его форме.

Вычурные барокко и рококо к началу XX века безнадёжно остались в прошлом. Банальной, на первой взгляд, но революционной по своим последствиям идеей оказалась эксплуатация простой формы – параллелепипеда.

Функционализм обезоруживает. Основной материал – типовые блоки железобетонных плит. Крыши – плоские, этажность – средняя, крыльцо – с железобетонным козырьком, декор – прямоугольные плитки кафеля.

Ничего не напоминает? Точно, наши родные и любимые спальные районы. Так что начало строительства знаменитых хрущёвок было вполне в русле передовых тенденций своего времени. Правда, у нас это считалось нормальным жильём, а никаким не «социальным». Местами даже престижным было. Ну да ладно.

Основная идея обезличенных микрорайонов не в их простоте и похожести, а в принципе зонирования: в город люди ездят работать, а здесь – живут. И для жизни они должны быть обеспечены всем необходимым.

Изначальный план проекта предусматривал два независимых квартала – тот, что для цветных, был назван в честь чернокожего Уэнделла Прюитта (Wendell O. Pruitt), лётчика-истребителя времён Второй мировой, а второй носил имя Уильяма Игоу (William L. Igoe), некогда американского конгрессмена. Белого, само собой.

Но в 1954 году сегрегация была запрещена на законодательном уровне, и представителям различных культур пришлось жить вместе. Возникло муниципальное образование под объединительным названием – через дефис.

Фото 6.

Однако объединения не получилось. Расовые предрассудки глубоко проникли в быт рядовых американцев. Особенно если мы говорим о Юге. Нет, Миссури (со своим Сент-Луисом), это, конечно, не чистый Юг, но за ним уже маячат Арканзас и Теннесси. А может, и не предрассудки это были вовсе, а что-то другое.

Некоторые прогрессивные архитектурные особенности тоже подлили масла в огонь. Например, причудливая схема движения лифтов под названием skip-stop: они останавливались только на первом, четвёртом, седьмом и десятом этажах – с целью минимизации людских пробок. На деле это привело к росту числа преступлений, и многие «нормальные» жители просто не смогли оставаться в своих квартирах.

Как бы там ни было, в течение двух лет большинство белых поселенцев нашли себе жильё получше и покинули микрорайон. Неблагополучные элементы заполонили квартал, уровень преступности заметно подрос, а тут ещё и бюджету объявили секвестр — в связи с эмиграцией.

Было несколько попыток спасти казавшийся таким симпатичным социальный проект, на что было-таки найдено около пяти миллионов долларов. Однако ситуация всё более усугублялась. Под конец она стала настолько удручающей, что 16 марта 1972 года власти города приступили к сносу домов.

2870 апартаментов в 33 одиннадцатиэтажных домах, раскинувшихся на 23 гектарах земли, – всё пропало. По иронии судьбы, сейчас на этом месте расположен один из самых престижных пригородов.

Фото 7.

Суровый опыт ещё раз убедил деятельных американцев в том, что раздача благ до добра не доводит. В каком-то смысле разрушение Прюитт-Игоу стало для многих символом краха утопических социальных идей и бездушного функционализма в архитектуре.

Не смогли рациональные подходы к планировке среды обитания решить все проблемы живых людей. По крайней мере, в Сент-Луисе этого сделать не удалось.

С другой стороны, там ведь даже в лучшие времена всего около десяти тысяч человек проживало. В некоторых московских спальных районах, к примеру, эта цифра приближается к двумстам тысячам. И апокалипсической ситуации явно не наблюдается.

Видимо, у всех своя судьба, даже у жилых комплексов. А к проектам Минору Ямасаки фортуна была особенно неблагосклонна: самое известное его детище, башни-близнецы Всемирного торгового центра, тоже были разрушены – 11 сентября 2001 года.

Фото 8.

Фото 10.

Фото 19.

Фото 11.

Фото 12.

Фото 14.

Фото 15.

Фото 16.

Фото 17.

Фото 18.

Видео:

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s